Публикации
Генеральная репетиция штурма Берлина

Последней репетицией перед штурмом Берлина стало взятие советскими войсками в апреле 1945 г. "бастиона германского духа", каким считался Кёнигсберг (ныне Калининград). Там, а не в столичном Берлине, короновали последнего короля Пруссии Вильгельма I, впервые создавшего в 1871 г. единое германское государство - Германскую империю. В основном с той поры и утвердилось представление о Кёнигсберге, как о духовном бастионе. Видимо, укреплению духовной прочности служили и мощнейшие бастионы и форты, опоясавшие главный город Восточной Пруссии в конце XIX столетия.

ИСТОЧНИК КАДРОВ И ИДЕЙ

Вместе с тем, Кёнигсберг издавна был связан с культурной жизнью соседних стран, в том числе России. Когда в 1725 г. в Петербурге занялись организацией Академии наук, из Кёнигсберга туда потянулась профессура местного университета, претендуя на академические звания. Достаточно упомянуть хорошо известного всем интересующимся математикой и криптографией Христиана Гольдбаха. С его именем связан первый громкий успех российских дешифровальщиков дипломатической корреспонденции, заметно отразившийся во внешней государственной политике. Гольдбах, перешедший в 1742 г. на службу в МИД, до 1765 г. возглавлял Криптографическую службу России. Другой петербургский академик, великий Леонард Эйлер, прославил Кёнигсберг своей статьёй 1736 г. о его мостах, что стало началом новой математической дисциплины - теории графов. Как известно, поводом для исследования послужила задача о семи мостах Кёнигсберга через реку Преголь: можно ли пройти каждый мост по одному разу и вернуться в начальное место? Илл. 1 даёт представление о расположении всех семи городских мостов.

ССЫЛКИ В ИНТЕРНЕТЕ – ТОЖЕ МОСТЫ

Мы знаем, что Эйлер дал отрицательный ответ на поставленный вопрос, весьма остроумно формализовав задачу при поиске решения. С той поры математики и криптографы постоянно используют в своих рассуждениях термины вершин и рёбер графов. Сфера их применения, как и у многих абстрактных понятий, гораздо шире самой математики. Так, невольно создают личные графы все пользователи Интернета, эти графы имеют своими вершинами посещаемые сайты, а их рёбрами являются выбранные ссылки. Подобные графы надолго сохраняются в сетевой памяти.

Илл. 1. Семь мостов Кёнигсберга

К сожалению, из семи исторических мостов Кёнигсберга до наших дней сохранился лишь Деревянный, точнее, Дровяной мост. Его можно видеть на илл.2. Там же, на заднем плане, возвышается знаменитый Кёнигсбергский собор начала XIV столетия.

Илл. 2. Дровяной мост в начале ХХ века. На заднем плане виден о. Кнайпхоф, ныне о. Канта

Он сгорел во время бомбардировки в августе 1944 г., но ныне восстановлен. У соборных стен в огне уцелела могила Иммануила Канта. По соседству прошла его жизнь, рядом находился и Кёнигсбергский университет.

ПЕРВЫЙ РАЗ В РОССИЙСКОМ ПОДДАНСТВЕ

В прошедшие столетия Кёнигсбергу довелось однажды оказаться на несколько лет в составе Российской империи. Тогда город открыл свои ворота перед русской армией и присягнул императрице Елизавете Петровне. Это случилось в середине XVIII века, во время Семилетней общеевропейской войны, в которой Россия и Пруссия стали противниками. В ту пору в королевском замке вполне мирного Кёнигсберга некоторое время залечивал свои раны молодой подполковник Александр Васильевич Суворов, а генерал-губернатором Восточной Пруссии был его отец, Василий Иванович. Тогда же мало кому известный И. Кант послал свое первое прошение на профессорскую должность императрице Елизавете Петровне. Спустя полвека, в январе 1813 г., жители Кёнигсберга приветствовали русские войска, освобождавшие их от французской оккупации. К сожалению, в XX столетии немецко-русские отношения часто складывались иначе.

КАК РАДИОРАЗВЕДЧИКИ ПОМОГАЛИ ДИПЛОМАТАМ

В конце января 1945 г. советские войска приблизились к Кёнигсбергу и прервали его сухопутное сообщение с остальной Германией. Пришло время "бастиону германского духа" почувствовать мощь удара Красной армии, совершенно изменившейся за четыре военных года. К тому моменту советская радиоразведка стала давать командованию полную картину фронтового и тылового положения противника, часто позволяя вскрывать заранее его намерения. Случалось, эти намерения были направлены против бывших союзников Германии. Так, в   сентябре 1944 г. радиоразведкой ВМФ была отмечена интенсивная радиосвязь немецкого военно-морского флота в Финском заливе и сосредоточение кораблей в районе эстонского г. Кунда.

"14 сентября радиоразведка в донесении предупредила о предстоящей высадке   немецкого   морского   десанта   на   занятый   финнами   остров Гогланд, за два с половиной часа до её начала. Тогда юридически Финляндия находилась   еще   в   состоянии   войны   с   СССР.   Всё   же  командование Балтийского   флота (БФ)   приняло   решение   связаться   по   радио   с   финнами" (1). Заблаговременное извещение способствовало организации совместно с финскими войсками обороны острова и срыву планов немецкого командования. Действительно, в ночь на 15 сентября немцы начали высадку десанта и встретили ожесточённое сопротивление финнов, поддержанных бомбардировщиками БФ. 16 сентября остатки полуторатысячного десанта сдались бывшим союзникам, а 24 сентября началась передача Гогланда советским войскам. Успех обеспечила своевременной обработкой данных перехвата флотская дешифровально-разведывательная служба (1). Заметим, что Гогланд играл весьма важную роль в системе немецкой морской обороны, занимая центральное положение в полосе минных полей и противолодочных заграждений, отсекавших Финский залив от остального Балтийского моря. Именно там советские лодки в подводном положении, сильно рискуя, пытались прорваться на просторы Балтики. И в   дальнейшем радиоразведка способствовала успешному обмену сведениями с Финляндией. Радиоразведчики   помогли предотвратить многие морские и сухопутные потери и обеспечили нанесение значительного ущерба противнику, наводя на врага авиацию и подводные лодки.

ЗАДАЧА – ПОДАВИТЬ РАДИОСВЯЗЬ ПРОТИВНИКА

Под Кёнигсбергом главной задачей радиодивизионов ОсНаз стало нарушение управления войсками окружённого противника путём подавления мощными помехами в эфире его радиосвязи. Поэтому в период подготовки штурма велось круглосуточное наблюдение за радиосетями противника с целью выявления основных и запасных частот вражеских радиостанций, их места расположения, войсковой принадлежности и режимов работы. В результате, когда в течение первых суток штурма главная радиостанция окружённого гарнизона пыталась вести передачи последовательно на 43 частотах, то во всех случаях не достигла успеха, ибо каждая новая частота тут же забивалась советскими средствами радиоподавления (2).

«РАЗВЕДКА ДОЛОЖИЛА ТОЧНО»

Штурм готовили войска 3-го Белорусского фронта под командованием маршала А.М. Василевского. Все понимали моральное значение Кёнигсберга для немцев и важность быстрого успеха при штурме города. Поэтому к атаке готовились как никогда тщательно. Несколько десятков разведгрупп занимались разведкой Кёнигсберга и его пригородов на месте, каждая на своём участке территории. Разведчики действовали под видом власовских или немецких подразделений. Некоторые группы включали добровольцев из числа немецких военнопленных. Были и диверсионные группы, составленные из военнопленных, вошедших в организацию "Свободная Германия". Одним из её руководителей стал генерал В. Зайдлиц, пленённый в Сталинграде. Генерал О. Ляш, командовавший обороной Кёнигсберга, написал в своих послевоенных воспоминаниях: "При господствовавшей в городе неразберихе, когда военные перемешались с гражданскими, русские, естественно, могли заслать в крепость многочисленных шпионов и составить себе точную картину нашего положения. Несомненно, противник не раз сбрасывал в Кёнигсберг на парашютах немецких военных и гражданских лиц. Кабель на улице Арндта прослушивался двумя представителями клики Зайдлица" (3). Надо сказать, что исторический центр города был сильно разрушен в результате бомбардировки английской авиации в августе 1944 г. Тогда в авианалёте участвовали 189 бомбардировщиков в сопровождении сотен истребителей, город горел несколько дней.

К ШТУРМУ ГОТОВИЛИСЬ КАК НИКОГДА ТЩАТЕЛЬНО

Сведения, доставленные всеми видами разведки, после их анализа послужили основой для изготовления натурного макета. Его использовали при составлении плана штурмовой операции. Одновременно запланировали сковывающий удар по Земландской группировке противника в направлении военно-морской крепости Пиллау (ныне Балтийск). На подступах и в самом Кёнигсберге предстояло преодолеть три мощных рубежа обороны с водными преградами. При планировании уличных боёв упор был сделан на 26 штурмовых отрядов и 104 штурмовые группы из стрелковых частей и инженерных войск. По штурмовым подразделениям распределили большое количество огнемётчиков. В штурмовые отряды добавили по 1-2 танка и самоходному орудию, а также артиллерию, миномёты и пулемёты. Проводились тренировки штурмовых подразделений, приближенные к реальной обстановке предстоящих им операций.

Перед штурмом со 2 по 5 апреля (4 дня!) была проведена необычно мощная артиллерийская подготовка. Авиация при этом использовалась слабо из-за дождливой погоды. Вступили в бой постановщики радиопомех. Известно, что накануне штурма Кёнигсберга только 131-й и 226-й отдельные радиодивизионы ОсНаз эффективно заглушили 175 радиостанций противодействующих частей врага, хотя те пытались вести работу в 30 радиосетях на 300 радиочастотах (2). Гражданское население до самого штурма имело возможность покинуть город в направлении балтийского побережья и Пиллау, чем большинство и воспользовалось.

«ВСЕ СРЕДСТВА СВЯЗИ БЫЛИ СРАЗУ ЖЕ УНИЧТОЖЕНЫ…»

Штурм Кёнигсберга начался утром 6 апреля. Генерал О. Ляш отметил в своих воспоминаниях: "6 апреля русские войска начали генеральное наступление такой мощи, какой мне не доводилось испытывать, несмотря на богатый опыт на востоке и на западе... В течение нескольких дней они беспрерывно засыпали крепость снарядами из орудий всех калибров и "сталинских органов" ("катюш"). Волна за волной появлялись бомбардировщики противника..." (3).  "Все средства связи были сразу же уничтожены и лишь пешие связные пробирались на ощупь сквозь груды развалин к своим командным пунктам или позициям" (3). Ход сражения показан на илл.3.  

Илл. 3. Рубежи обороны Кёнигсберга и их прорыв

Радиосвязь стала недоступна немцам из-за мощных помех в эфире. Всего по Кёнигсбергской группировке войск противника радиодивизионами ОсНаз был сорван приём около 1200, а по Земландской – 1000 радиограмм (2). Характерно признание бывшего командующего войсками Кенигсбергского гарнизона генерала О. Ляша, записанное с его слов на допросе сразу после пленения:  "В результате ужасающей артиллерийской подготовки проводная связь в крепости была выведена из строя. Я надеялся на радиосвязь с Курляндией, с Земландской группировкой войск и с Центральной Германией. Но эффективные действия забивочных радиосредств русских не давали возможности использовать радиосредства для передачи радиограмм, и мои действия не могли координироваться ставкой верховного главнокомандования. Это послужило одной из причин моей капитуляции" (2). Это фактическое признание того, что было нарушено управление германскими войсками, ещё оборонявшимися на территории Восточной Пруссии.

БЕЗОГОВОРОЧНАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ

Утром 9 апреля под контролем немецких войск остался лишь небольшой плацдарм в центре города, насквозь простреливаемый советской артиллерией. Стала улучшаться погода и авиация смогла совершить около 1500 вылетов на бомбардировку и штурмовку врага. По показаниям пленных штабных офицеров, подземный бункер штаба обороны уже едва выдерживал прямые попадания авиабомб и стал заливаться водой. Вот тогда генерал О. Ляш принял решение о прекращении сопротивления и отправил своих представителей для поиска контактов с советским командованием. А уже в 23:30 9 апреля 1945 г. Москва салютовала войскам 3-го Белорусского фронта, овладевшим крепостью Кёнигсберг. Знаменательно, что приказ генерала О. Ляша о безоговорочной капитуляции был передан его войскам именно радиостанциями радиодивизионов ОсНаз. Они выдали приказ в эфир в ночь с 9 на 10 апреля открытым текстом на частотах немецких раций (2). Стремительное падение Кёнигсберга произвело на немцев удручающее впечатление. Генерала О. Ляша заочно приговорили к смертной казни, а его родственников репрессировали.

ПОБЕДИЛИ ПО-СУВОРОВСКИ

В Кёнигсберге настал весьма ответственный момент завершения военной операции. Теперь основная роль отводилась войскам НКВД. Надо сказать, что спецназ НКВД активно действовал уже в ходе штурмовых боёв. Он обеспечил своевременный захват здания государственного банка со всеми находившимися там ценностями и денежно-валютными запасами Восточной Пруссии, а также захват органов управления и разведки. Подразделения НКВД немедленно приступили к выявлению и захвату лиц, чьи показания потенциально могли представлять повышенный оперативный интерес. Незамедлительно была налажена охрана главных коммуникаций своих войск, поддержание порядка в тылу, а также работа пунктов приёма военнопленных, через них прошли 92000 человек, в том числе 8000 офицеров. С 11 по 19 апреля войска НКВД осуществили полную зачистку городской территории от остатков подразделений разбитого противника, ещё укрывавшихся в подвалах и руинах (2).

Теперь о потерях. Советские потери убитыми составили по современным данным 3700 человек. Для подобного сражения они невелики. Для сравнения: немецкие войска и фольксштурм потеряли убитыми 42000 человек; это больше, чем при штурме Берлина. Как пишут историки, при исходной приблизительно равной численности сторон победа была одержана по-суворовски: не числом, а умением.

Илл. 4. Кёнигсберг перед началом парада победителей 10 апреля 1945 г.

После нескольких дней передышки 3-й Белорусский фронт ликвидировал и Земландскую группировку противника, овладев 25 апреля 1945 г.  городом Пиллау. В тот же день начался штурм Берлина.

 

Литература

1. Кикнадзе В. Г. Развитие сил и средств радиоразведки отечественного военно-морского флота в первой половине ХХ века: исторический опыт и уроки. Диссертация докт. ист. наук. Военная академия ГШ ВС РФ, 2014.

2. Лебедев А. Войска НКВД в боях за Кенигсберг. Военное обозрение от 6 сентября 2012 г.

3. Ляш О. Так пал Кёнигсберг. М., 1991.